Покойся с миром, Digg

22 марта 2011 Сара Лэйси

Кевин Роуз на обложке журнала BusinessWeek.
Заголовок гласит: «Как этот парень заработал
$60 млн за полтора года»

Стартапы Кремниевой долины – они как старые генералы. Они больше не умирают – их поддерживают на плаву долгосрочные венчурные инвестиции и собственные скромные доходы. Они просто отходят на задний план и покупаются за деньги, смешные в сравнении с их былыми наполеоновскими перспективами.

Совершенно очевидно, что Digg идет именно по этому пути. Компания еще не умерла, но уже некоторое время она отходит на периферию, а ее душа еле теплится в теле. Она может еще сколько угодно трепыхаться, однако главный гвоздь в крышку ее гроба вбила новость о том, что ее покидает ее главный актив – основатель Кевин Роуз.

Я сейчас в Индонезии, поэтому ко времени, когда вы будете это читать, эта информация может устареть, и я заранее прошу прощения за еще одну сентиментальную заметку. Digg всегда олицетворял собой дух раннего движения Веб 2.0. Если говорить о Facebook, он никогда не был таким символом возрождения Веба в середине 2000-х, как Digg, поскольку он всегда стоял несколько в стороне. Но Digg и ему подобные проекты типа Delicious, Six Apart, Flickr, YouTube, ряд других – это были шальные, рискованные компании, созданные в те времена, когда никто не был готов снова поверить в Веб. Слишком свежи еще были шрамы 2000 года. И эти компании не чествовали, как чествуют веб-стартапы сегодня – над ними глумились. Все искренне думали, что их основатели заблуждаются.

Те предприниматели были прямой противоположностью нынешних ребят, соблазненных обещаниями Y Combinator, легкими деньгами суперангелов и манящими заголовками TechCrunch. Они делали то, что по-прежнему до боли напоминало о погибших надеждах и исчезнувших миллиардах. И они делали это по одной простой причине: они не могли остановиться.

Digg одним из первых доказал, что можно с умом воспользоваться наработками открытого ПО за предыдущее десятилетие и основать компанию почти без инвестиций; что не только технические гении могут создавать великие продукты; что с помощью фанатичного сообщества сайт может развиваться очень быстро и взрывными темпами. Digg никогда не была крупнейшей компанией этого движения, однако она был одной из крупнейших, и у нее были определенные идеалы. Вот почему в 2006 году я выбрала Кевина Роуза для обложки BusinessWeek. Это была и его первая обложка, и моя. Это также была одна из первых обложек в общенациональном издании, посвященная Веб 2.0, ни много ни мало.

Эта обложка с ее провокационными посылами, придуманными нашими хитрыми редакторами в Нью-Йорке, разозлила немало людей. Это была моя первая проба пера в скандалах и одновременно первый крупный блоггерский скандал для BusinessWeek.

Однако вместе с тем эта обложка зажгла вдохновение, и благодарить за это надо не BusinessWeek или меня, а Digg, Джея Аделсона и Роуза. Тогда я впервые в жизни увидела, как BusinessWeek читает молодежь в Сан-Франциско. В киосках с журналами ее клали не с деловыми изданиями, а рядом с FHM и Maxim. А недавно основатель BleacherReport Брайан Голдберг признался мне, что когда в 2006 году увидел эту обложку, он почувствовал нечто такое, что никогда не ощущал при чтении деловой периодики и даже когда видел спортсменов и рок-звезд, – жгучую, всепоглощающую зависть. Если этот парень, вовсе не гений вроде Билла Гейтса – просто парень с интересной идеей, – мог создать Digg, то почему бы и ему не создать то, что позже станет BleacherReport? И это побудило его бросить работу и устремиться вслед за мечтой.

Джей Аделсон

Признаюсь честно: эта обложка мне самой помогла больше, чем кому бы то ни было. После нее я получила заказ на книгу, которая изменила мою карьеру. После нее я впервые встретила Майкла Аррингтона. Мы познакомились прямо на конференции Веб 2.0, и он сказал, что ему понравился этот сюжет. Эта дружба тоже сильно повлияла на мою карьеру, и после этого он не раз защищал меня от многих ненавистников.

Аррингтон понял то, что не поняли другие: эти компании и движение Веб 2.0 в целом были только в начале пути. В статье были, как тогда говорили, «возмутительно преувеличенные утверждения», например о том, что YouTube стоил $500 млн. Где-то через месяц он был продан по цене втрое большей. В статье утверждалось, что Facebook может быть дороже, чем MySpace – и уже скоро выяснилось, что это тоже не преувеличение, а преуменьшение. А что Digg? С Digg мы угадали. Мы написали, что он стоит в районе $150–200 млн, и в течение нескольких последующих месяцев и лет обсуждался ряд сделок, в одной из которых звучала сумма именно в этом диапазоне. Однако Digg, в отличие от Flickr и Delicious, сказал нет и продолжил свое восхождение.

Так что же произошло? На мой взгляд, Digg многое делал правильно. Его продукт полюбило больше миллиона человек, и полюбило абсолютно фанатично. Digg любили так, как никого до него. У Digg были инвесторы самого высшего полета. У него было и видение, что немаловажно. И Роуз выполнил свою задачу: Digg полностью поменял подход к потреблению медиаконтента. В 2006 году медиаресурсы шарахались от самой идеи обменных кнопок, а сегодня Веб невозможно без них представить. Мы больше не зависим от хозяев новостного мира, ревностно охраняющих свои права. Нам больше никто не указывает, как должна выглядеть главная страница – мы создаем ее сами с помощью своих друзей.

Но, к сожалению, реализовал это видение не Digg, а Twitter. Это еще один пример того, о чем я уже говорила: часто какую-то модель доводит до совершенства не та компания, которая предложила ее изначально. (Возможно, это объясняет, почему Роуз столько времени проводит в Twitter.)

Урок Digg очень важен по той причине, что в экосистеме Кремниевой долины постоянно упрощается процесс создания новых компаний. Урок этот в том, что для успеха нужен как минимум превосходный продукт, но и даже его недостаточно. Построить настоящую компанию не так-то просто, для этого нужна эффективность и лидерство. В самые важные моменты Digg ему серьезно повредили такие, казалось бы, мелочи, как расположение гендиректора в Нью-Йорке и периодическая растерянность сооснователя. Как я написала в своей книге через год после той обложки в BusinessWeek, стартапы отражают личность своих основателей. Для Slide была характерна молчаливая напряженность, Facebook был похож на комнату в общежитии с вечным бардаком и кусками пиццы на полу. А что же Digg? Ну, в Digg обычно не работали по вечерам.

У меня нет сомнений, что Роуз и Аделсон вышли из Digg сильнее, чем были до того. В конце концов, мало кто сегодня помнит, что Tribe, один из первых проектов Марка Пинкаса еще до Zynga, тоже не оправдал всех надежд. Я думаю, что самые лучшие успехи и Пинкаса, и Роуза с Аделсоном еще впереди. Аделсон уже запустил SimpleGeo, Роуз тоже готовит какой-то новый загадочный проект.

Эта статья тоже кому-то не понравится, и это нормально. Но те люди в Кремниевой долине, которые выписывают чеки, уважают достижения Digg, что бы мы ни говорили о его основателях. Умные люди всегда поддержат этих людей, как сказал недавно Майк Мэйплз. Ну а люди вроде меня с Аррингтоном снова будут за них болеть.

Вот почему Кремниевая долина – такое уникальное место.

* * *

Понравилась статья? Или, наоборот, не согласны с автором? Поделитесь своим мнением в комментариях или Живой ленте (требуется авторизация в Gmail). Создайте подписку и получайте уведомления о всех обновлениях сайта удобным способом.

Читайте также:
Наконец-то работающая стартап-виза!
Можно ли избежать второго интернет-пузыря?
Страшная тайна Кремниевой долины: все дело в возрасте

Print Friendly, PDF & Email

Об авторе

Сара Лэйси (Sarah Ruth Lacy) – журналист, писатель, основатель и главный редактор PandoDaily. Раньше работала в TechCrunch и BusinessWeek. Многие годы освещает индустрию Кремниевой долины. Регулярно приглашается на NBC и другие теле- и радиопрограммы в США и других странах. Автор бестселлера «Once You’re Lucky, Twice You’re Good», считающегося одной из лучших книг о становлении идей Веб 2.0. Личный сайт: sarahlacy.com.
  1. Пока что нет комментариев.
  1. 20 апреля 2014 в 04:36 | #1
  2. 20 апреля 2014 в 08:46 | #2

Spam protection by WP Captcha-Free