Операционная система Интернета

31 марта 2010 Тим О'Рейли

Я много лет говорю об «операционной системе Интернета», но недавно я вдруг понял, что до сих пор ни разу не написал развернутой статьи о том, что же это такое, каковы ее тенденции и какие альтернативы стоят перед нами сегодня. Перед вами – эта недостающая статья. В ней вы найдете основополагающие идеи о будущем, определяющие как мою издательскую политику, так и смысл организуемых мной конференций, таких как Web 2.0 Summit, Web 2.0 Expo, Where 2.0 Conference и даже Gov 2.0 Summit и Gov 2.0 Expo.

Задумайтесь на минутку, на какой операционной системе работает Google или Bing? А на какой системе в вашем телефоне делается звонок, работает навигация? На какой системе вы отправляете сообщение в Twitter?

Если взять отдельный компьютер, то на нем управлением ресурсов занимается операционная система – Windows, Mac OS или Linux. Благодаря ей приложения могут делать то, что от них ожидает пользователь. Однако многие важные для нас действия сегодня происходят в загадочном месте между отдельными устройствами. То, что это работает, большинство из нас считает само собой разумеющимся, и мы порой начинаем негодовать, когда это чудо мгновенного доступа к информации дает сбой.

Но если посмотреть чуть глубже, мы увидим, что под этой внешней оберткой скрывается невероятная по глубине и протяженности мировая инфраструктура, которая и делает возможным все то, чем мы столь буднично пользуемся.

Когда вы вводите запрос в поисковую строку Google, ресурсы на вашем локальном компьютере: клавиатура, с которой вы набираете текст, экран, который отображает результат, сетевое аппаратное и программное обеспечение, посредством которого ваш компьютер подключен к сети, браузер, форматирующий и направляющий ваши запросы на серверы Google – все это играет очень небольшую роль. Еще важнее то, что они не имеют никакого отношения к функционированию поиска: запрос можно ввести в браузер на Windows, Mac, Linux, в смартфон на Symbian, PalmOS, Mac OS, Android, Windows Mobile или любую другую операционную систему.

Ресурсы, критичные для выполнения вашего запроса, находятся где-то в другом месте – в огромных серверных фермах Google, где проприетарное ПО перенаправляет ваш запрос (один из миллионов) на некое подмножество серверов, на которых уже другое проприетарное ПО обрабатывает огромный индекс и возвращает вам результат за какие-то миллисекунды.

У провайдеров есть маршрутизаторы, которые связывают вас с датацентром Google (вы же не думаете, что вы связываетесь с ним напрямую, правда?). Большинство из них работает на оборудовании Cisco. Есть DNS, система серверов под управлением открытого ПО (по большому счету), которая помогает вашему компьютеру соединиться именно с Google.com, а не просто с безликим 74.125.19.106. Она также помогает вашему компьютеру получить доступ к любому другому в сети, где есть нужная вам информация. Есть протоколы самой сети, позволяющие браузерам на клиентских компьютерах связываться с серверами вне зависимости от операционной системы на тех и других.

Вы можете возразить: поиск Google – это просто приложение, запущенное на массивной кластерной системе, работающей на Linux. Что Интернет и веб-стэки – это просто программный слой, реализуемый посредством вашего компьютера и удаленных приложений вроде Google.

Но постойте, сейчас будет интересней. Представьте, что вы совершаете поиск в Google с телефона с помощью голосового ввода. Вы говорите в телефон, система распознавания речи переводит ваш голос в текст и передает этот текст поисковому движку – или, как в случае Android, любому другому приложению. Если вы знакомы с распознаванием речи на PC, вы можете подумать, что распознавание происходит на самом телефоне – но нет, на самом деле оно происходит на серверах Google. Есть и еще кое-что. Google пытается улучшить свои алгоритмы распознавания, пытаясь предсказать вашу фразу заранее. А поскольку ваш телефон знает, где вы находитесь, Google еще и фильтрует результаты по вашему местоположению.

Ваш телефон знает, где вы находитесь. Каким образом? Самый простой ответ: у него есть GPS-навигатор. Но ведь если у него есть GPS-навигатор, это значит, что ваш телефон связывается со спутниковой системой, развернутой американской армией. Телефон может также запрашивать дополнительную информацию у вашего сотового оператора для ускорения определения. Кроме того, телефон может с помощью так называемой триангуляции по сотовым антеннам измерить расстояние до ближайшей антенны и даже сверить свое положение с базой данных, в которых хотспоты Wi-Fi соотнесены с GPS-координатами. (Такие базы данных создавали, ездя на машине по каждой улице и отмечая расположение и силу сигнала всех найденных хотспотов.) iPhone использует данные службы SkyHook Wireless, своя служба есть и у Google. Наверняка она появилась в то же время, потому что с ее помощью создавалась Google Street View.

У всех этих технологий одна общая черта: работа приложения зависит от сетевой инфраструктуры, а не только от функций самого телефона. И довольно сложно утверждать, что все эти тесно переплетенные функции – это просто одно приложение, пусть они и поставляются одной компанией (такой как Google).

Разовьем эту мысль. Какое мобильное приложение (кроме разве что казуальных игр) существует только на телефоне? Практически любое приложение телефона – это сетевое приложение, зависящее от удаленных служб.

Где находится «операционная система» всего этого? Конечно, она все еще в стадии становления. Для поиска требуемой информации приложения используют множество разных служб от разных поставщиков.

Заметьте, как сильно это отличается от начала 1980-х годов, когда каждый разработчик приложения должен был писать собственные драйвера, чтобы поддерживать кучу дисков, портов, клавиатур, экранов и всего того, что составляло экосистему персональных компьютеров, развитие которой не прекращается и по сей день. И тогда пришла Microsoft и сделала предложение, от которого было трудно отказаться: мы берем на себя проблему драйверов, а разработчикам останется только писать ПО с использованием Win32 API. Вся сложность с драйверами будет абстрагирована.

Отказаться от такого предложения было действительно сложно. С тех пор очень немногие разработчики пишут драйверы. Сегодня этим занимаются в основном производители устройств, а сложности с их установкой и настройкой берут на себя «поставщики операционных систем» с их системами обновлений и стандартизованными API для целых классов устройств. Те поставщики, что не побоялись взять на себя сложности, создали мощную закрытую среду – контекст, внутри которого работают приложения. Эта ситуация не меняется до сего дня.

Это ядро моего аргумента об операционной системе Интернета. Мы снова приближаемся к той точке, в которой нам будет сделано зловещее фаустово предложение: воспользуйтесь нашей инфраструктурой и забудьте о сложностях. Но сегодня, в отличие от 1980-х, это предложение делает уже не одна компания. Мы входим в современную версию «Большой игры», великого противостояния за контроль над узкими подступами к обещанному компьютерному будущему. (Джон Бателле называет их «точкам контроля»). Наиболее остро это противостояние проявляется в мобильных приложениях, для которых интернет-сервисы являются бэкэндом. Об этом хорошо написал Ник Билтон из «Нью-Йорк таймс», сравнивая Nexus One с iPhone:

Чэд Дикерсон, директор по технологиям Etsy, три недели назад получил от Google пилотный образец Nexus One. По его словам, телефон Google так взаимодействует с сервисами Веба, как это не делает iPhone. «В отличие от iPhone, телефон Google ведет себя так, как будто он для меня – часть Интернета, – говорит он. – Если вы живете в мире Google, то этот мир вы носите в кармане. Это ощущается более четко и более связно, чем с iPhone».

То же относится к iPhone. Если вы пользуетесь MobileMe, iPhoto, iTunes или Safari, iPhone без проблем соединится с вашими фотографиями, контактами, закладками и музыкой. Но если вы используете другие службы, то часто вам приходится поломать голову, как на них выйти.

На Nexus One, если вы используете GMail, Calendar или Picasa, онлайновое фотохранилище Google, телефон самостоятельно связывается с этими сервисами и синхронизируется с помощью одного-единственного логина.

Оба телефона отлично работают с собственным программным обеспечением, но оба не пытаются хорошо работать с другими сервисами.

Не столь важна техническая подоплека вопроса, является Интернет настоящей операционной системой или нет. Важнее то, что в мобильной сфере у нас есть выбор платформ, который гораздо шире, чем выбор операционных систем на самом устройстве.

Это было предисловие, а сейчас рассмотрим ситуацию вокруг операционной системы Интернета (или, точнее, конкурирующих систем), которая имеет место сегодня.

ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА ИНТЕРНЕТА – ЭТО ИНФОРМАЦИОННАЯ ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА

Одной из многих функций операционной системы является координация доступа приложений к ресурсам машины: процессору, памяти, дискам, клавиатуре, экрану и т. д. Ядро операционной системы планирует процессы, выделяет память, управляет прерываниями с устройств, обрабатывает исключения и в целом обеспечивает доступ к оборудованию разным приложениям.

А раз так, то несложно увидеть, что «облачные» платформы, такие как Amazon Web Services, Google App Engine и Microsoft Azure, предоставляющие разработчикам доступ к хранилищу и вычислительным ресурсам, являются сердцем зарождающейся операционной системы Интернета.

При всей важности облачных инфраструктурных услуг на них нельзя зацикливаться. Иначе можно допустить ту же ошибку, что и компания Lotus, когда она решила сделать ставку на DOS, а не на новые графические интерфейсы. В конце концов, рассуждала она, графический интерфейс не является частью «настоящей» операционной системы, это просто программная надстройка. Да, Windows не один год была лишь тонкой оболочкой поверх DOS, но это не мешало Microsoft хорошо понимать: для упрощения работы с приложениями крайне важно переместить разработчиков на более высокие уровни абстракции.

Но где они, эти высокие уровни абстракции? Можно ли сказать, что это просто функции, прячущие детали виртуальной машины в облаке, освобождая разработчика от необходимости управлять масштабом и самостоятельно прятать детали операционных систем 1990-х годов с помощью облачных виртуальных машин?

Бюро переводов «МегаТекст»:
синхронный перевод и другие услуги.

Сегодня приложения опираются уже не только на аппаратные компоненты и ресурсы операционной системы, но в первую очередь на подсистемы данных: географические координаты, социальные сети, поисковые индексы, распознавание голоса, распознавание речи, автоматический перевод и т. д. Казалось бы, наши устройства такие мощные и крутые только благодаря разным датчикам: сенсорный экран, микрофон, GPS, магнитометр, акселерометр и т. д. Но на самом деле эти датчики – это всего лишь средства ввода в массивные подсистемы данных, находящиеся в облаке.

Например, если вы разрабатываете приложения для iPhone и используете Core Location Framework для определения местоположения телефона, вы не просто обращаетесь к датчику, вы в первую очередь выполняете поиск по данным в облаке и преобразуете GPS-координаты в адрес (или сопоставляете силу сигнала Wi-Fi с GPS-координатами и затем опять-таки преобразуете в адрес). Когда приложение Amazon или Google Goggles сканирует штрих-код, то это не просто камера с программой распознавания изображений, это в первую очередь мощный массив данных в облаке, с которыми и сопоставляется отсканированный штрих-код.

Разработчики приложений все реже и реже создают низкоуровневые средства для распознавания изображений или голоса, поиска координат, управления социальными медиа или связи с друзьями. Все чаще они используют высокоуровневые вызовы к мощным информационным платформам, предоставляющим все эти сервисы.

Учитывая все сказанное, рассмотрим, какие подсистемы может предложить «современная» операционная система Интернета.

Поиск

Из-за большого объема данных и их постоянного изменения, а также из-за того, что они распределены по миллионам сетевых систем, одной из самых сложных задач эпохи ОС Интернета стал поиск. Для ее решения требуется постоянный просмотр всей сети с созданием массивных индексов, работающих по сложным алгоритмам сопоставления запросов пользователей с содержанием сайта. Из-за сложности этой задачи с ней удалось справиться только немногим поставщикам, в основном это Google и Microsoft. Yahoo и Amazon тоже имеют серьезные средства веб-поиска, но пока им далеко до лидерства на этом рынке.

Однако не любой поиск так же сложен, как веб-поиск. Например, сайту электронной коммерции вроде Amazon необязательно постоянно просматривать другие сайты, чтобы находить их продукты; ему достаточно отслеживать только собственные страницы. Как бы то ни было, поиск – это фрактальное явление. Поисковая инфраструктура снова и снова повторяется на многих уровнях по всему Интернету. Это значит, что в будущем новое дыхание могут получить распределенные специализированные поисковые движки, способные выполнять более полное индексирование, чем то, которое способен выполнять любой отдельно взятый централизованный игрок. Например, Amazon при ранжировании по популярности товаров одни данные скрывает (уровень продаж), а другие – публикует (отзывы покупателей).

Помимо веб-поиска есть много других специализированных видов поиска в зависимости от содержимого. Например, когда вы вставляете компакт-диск в привод, имеющий доступ в Интернет, то на основе длины и других характеристик треков автоматически отправляется запрос в базу данных CDDB. Есть и другие виды музыкального поиска, например программа Shazam, которая ищет песни по их реальным звуковым характеристикам. А проект Pandora «музыкальный геном» ищет похожие песни на основе сложного алгоритма, учитывающего сотни факторов.

Многие технологии поиска, разработанные для веб-страниц, основываются на богатой семантике гиперссылок, при которых каждая ссылка рассматривается как голос. Голоса от более авторитетных сайтов ценятся выше, чем от менее авторитетных. Это своего рода база метаданных, пополняемая самими пользователями. В других видах поиска, например по оцифрованным книгам, такого функционала нет, там поиск до сих пор пребывает в доисторической эпохе, каким был веб-поиск до появления Google. Мы вправе ожидать значительного прогресса в области поиска книг, видео, изображений и аудиоданных, что станет существенным шагом вперед в эволюции операционной системы Интернета.

Технологии алгоритмического поиска являются важнейшим инструментом современного разработчика. Многие подобные алгоритмы и техники рассматриваются в книге издательства O’Reilly «Программируем коллективный разум». Однако бесспорно то, что этот низкоуровневый вид программирования однажды уступит место более высокоуровневым решениям, в которых разработчики будут просто делать вызов к некоему поисковому сервису и получать результат. Таким образом, поиск из приложения становится системным вызовом.

Доступ к данным

Операционные системы эпохи ПК способны управлять конструкциями как на уровне пользователя (файлы и директории), так и на более низком уровне (физические разделы и блоки диска). Точно так же операционная система эпохи Интернета должна предоставлять доступ к различным видам медиаданных, будь то веб-страницы, музыка, видео, фотографии, цифровые книги, офисные документы, презентации, загружаемые приложения и т. д. Каждый вид данных требует помимо специализированного поиска какой-то общей технологической инфраструктуры, а именно:

  • Контроль доступа. Поскольку не вся информация доступна свободно, средства управления контролем доступа: частичный предпросмотр, поток вместо загрузки, разные виды поисковой выдачи в зависимости от авторизации и т д. – являются важнейшей составляющей ОС Интернета (нравится вам это или нет).

    Недавняя инициатива News Corp по введению платы за просмотр новостей, платные приложения и контент для iPhone и iPad и тому подобные явления показывают, что в ближайшие годы управление контентом будет приобретать все большую значимость.

    Мы уже преодолели этап слепого механического запрета копирования в стиле DRM, и сегодня компании изучают более тонкие методы управления доступом к контенту. Самые сильные позиции будут у тех поставщиков платформ, которые внедрят самые мощные системы управления платным контентом (с соответственно высокими ожиданиями потребителей).

    В мире, где не последнюю роль играет App Store, платные приложения и платный контент воскрешают к жизни методы управления доступом, в том числе платного. Не следует ожидать, что в ближайшие годы реклама станет единственным значимым способом монетизации интернет-контента.

  • Кэширование. Большие медиафайлы выгодно держать вблизи целевого назначения. Есть целый класс компаний, предоставляющих сети доставки контента. Они могут и дальше оставаться независимыми компаниями, а могут со временем превратиться в ведущие компании эпохи ОС Интернета, примерно как Microsoft в свое время путем поглощения и расширения существующих технологий сделала Windows доминирующей ОС эпохи ПК.
  • Инструментарий и аналитика. Веб-аналитика и поисковая оптимизация настолько капиталоемкие отрасли, что вокруг них выросла целая индустрия. Следует ожидать появления такой же волны компаний, которые подвергнут инструментализации социальные медиа, мобильные приложения и отдельные виды медиаданных. В конце концов, видеофайл, игра или цифровая книга знают, сколько вы смотрите телевизор, когда бросаете играть и какую следующую книгу читаете.

    Первыми эти функции должны внедрить независимые компании, такие как TweetStats и Peoplebrowsr Analytics для Twitter и Flurry для мобильных приложений. GoodData, облачная платформа коммерческой разведки, уже сейчас используется для анализа всего что только можно, от приложений Salesforce до онлайновых игр. (Уведомление: я являюсь инвестором и членом совета директоров GoodData). Однако со временем такие сервисы сами станут частью более крупных платформ, путем поглощения, имитации или как-то еще.

Коммуникации

Интернет – это коммуникационная сеть, но мы часто забываем, что людей привлекают к нему в первую очередь коммуникационные технологии вроде электронной почты или чата. Сегодня, в эпоху бурного развития IP-телефонии, когда мобильные телефоны становятся полноправной частью «сети сетей», передача голоса и видео играет все более важную роль в коммуникационной подсистеме.

Сегодня поставщики средств коммуникаций из мира Интернета все чаще конфликтуют с поставщиками коммуникаций из мира телефонии. Периодически заключаются разного рода шаткие альянсы, но их станет на порядок меньше, когда война за контроль начнет вестись в открытую.

Я ожидаю, что одним из ключевых фронтов этой войны станет сервис коммуникационных директорий. Кто будет управлять сервисом запросов, позволяющим физическим и юридическим лицам искать и связываться друг с другом? Телефонные справочники и адресные книги электронной почты со временем будут объединены с данными социальных сетей, в результате чего образуются мощные инфраструктурные хранилища личных данных с соответствующим инструментарием.

Идентификация и социальные графы

Когда вы с помощью Facebook Connect входите в другое, совершенно новое для вас приложение, и видите в нем фотографии своих друзей, это значит, что это приложение использует Facebook как «подсистему» новой ОС Интернета. На телефонах Android можно просто установить приложение Facebook, и фотографии ваших друзей в Facebook автоматически появятся в адресной книге. В Facebook сейчас как раз расширяют диапазон данных, доступных через Facebook Connect. В этой компании есть четкое понимание, что потенциал Facebook гораздо больше, чем просто онлайновые приложения.

Но, как уже упоминалось, есть и другие мощные источники социальных данных, и я имею в виду вовсе не приложения типа Twitter. Каждый поставщик коммуникационных решений обладает настоящим кладезем социальных данных. У Microsoft тонны таких данных заключены в Exchange, Outlook, Hotmail, Active Directory и Sharepoint. Свои социальные данные есть у Google, и это не только Orkut (абсолютно непопулярный в США сервис), но в первую очередь Gmail и Google Docs с ее функцией совместного доступа, по сути источника социальных графов на уровне рабочей группы. Ну и, конечно, сегодня социальные графы генерируются адресной книгой каждого телефона Android…

Источником реального прогресса в этой сфере необязательно должны быть явно выраженные социальные приложения. Лично мне кажется, что многочисленные клоны популярных социальных сетей, созданные теми, кто владеет иными источниками идентификационных данных, – это знак того, что они просто-напросто не понимают всех преимуществ платформы. Создание очередного конкурента Facebook или Twitter – задача гораздо менее важная для будущего интернет-платформ, чем создание средств, позволяющих сторонним разработчикам использовать социальные данные компаний (Google, Microsoft, Yahoo!, AOL) и сотовых операторов (ATT, Verizon, T-Mobile), созданные ими за много лет и даже десятилетий управления социальными данными своих пользователей.

Конечно, для использования таких данных нужно совершить качественный скачок в развитии средств защиты конфиденциальности. Как написал мне Нэт Торкингтон, комментируя ранний черновик этой статьи:

По-прежнему актуальна проблема «друга»: мои социальные графы в электронной почте, Docs, Facebook и адресной книге неодинаковы. Я хочу иметь возможность пожаловаться на свою работу друзьям так, чтобы это не смогли прочитать мои коллеги. Таким образом, остается открытой проблема поиска компромисса между удобством и конфиденциальностью.

Кто решит этот ребус, кто создаст такие рабочие среды, в которых приложения станут функционально социальными, но не социально беспорядочными, тот и выиграет. Ближе всего к решению находятся поставщики платформ, потому что пользователи доверят им свои данные с большей охотой, чем бесконечному множеству разработчиков приложений, которые с большой вероятностью ими злоупотребят.

Платежи

Платежи – еще одна ключевая подсистема операционной системы Интернета. Например, компания Apple хранит данные о 150 миллионах кредитных карт. Очень большое число людей уже привыкли прямо с телефона покупать музыку, видео, приложения, а теперь еще и цифровые книги. Сегодняшний телефон – это завтрашний кошелек. (И все, кто хранит права или другое удостоверение личности в кошельке, понимают, почему платежные системы являются также мощным хранилищем идентификационных данных. Поставщики платежных решений, которые тоже хотят попасть в Интернет будущего, об этом хорошо помнят.)

Несомненно, важной платежной подсистемой Интернета является PayPal, и разработчики уже активно его используют. Эта система работает в 190 странах и на 24 валютах (не считая игровых), в ней зарегистрировано 210 миллионов учетных записей, из которых активных 81 млн. Удивительно то, насколько большая экосистема образовалась вокруг PayPal: на их последней конференции для разработчиков было свыше 2000 участников. Однако сейчас перед ними стоит серьезная задача – перейти из традиционного веба в мобильную среду.

Когда-то Google Checkout был абсолютным аутсайдером на рынке онлайновых платежных систем, однако Android Market придал ему новое дыхание, в первую очередь в мобильной сфере. Со временем этот сервис станет первоклассной подсистемой интернет-платежей.

У Amazon тоже неплохое решение в области платежей, хотя до недавнего времени оно не использовалось на полную мощность: Amazon пользовалась им сама и не открывала для сторонних разработчиков.

Реклама

Реклама была и остается самой удачной сетевой бизнес-моделью. Ряд признаков говорит о том, что электронная коммерция – покупка всего, что только можно, от виртуальных товаров до буррито, – наиболее оптимальна в мобильной сфере и социальных медиа, однако в целом вряд ли можно спорить, что реклама будет и впредь играть важную роль в Интернете в целом.

Доминирование Google в поисковой рекламе обусловлено оптимальным алгоритмическим размещением, а также способностью в реальном времени прогнозировать, как часто посетители будут кликать по рекламе, что помогает оптимизировать рекламные выплаты. Сердцем экономической модели Google является система Ad Auction. На ее примере очень хорошо видно, насколько успешными могут быть высокотехнологичные решения.

Между тем реклама всегда была неотъемлемой частью платформы, и в этом качестве она является ключевым фронтом войны за ОС Интернета. Это видно хотя бы по ожесточенной войне гигантов за рекламных операторов: Google купила AdMob, а Apple – Quattro Wireless.

Более интересен другой вопрос: в каком объеме платформенные компании будут использовать свои рекламные возможности именно как системную услугу? Будут ли они использовать ее единолично, видя в ней только конкурентное преимущество, или же найдут способы создать полноценную рекламную модель для сторонних разработчиков, но на собственной платформе?

Позиционирование

Географическое позиционирование – обязательный элемент современного мобильного телефона. Когда ваш телефон знает, где вы находитесь, он может найти ваших друзей, выяснить, какие товары и услуги доступны поблизости, даже помочь в проведении платежа.

Карты и картография – это облачные услуги по своей сути. В отличие от специализированных GPS-навигаторов, у телефонов обычно нет столько памяти, чтобы держать на них все нужные карты. Но в формате облачного приложения карты и картография могут задействовать и другие данные, например данные о пробках в реальном времени. (И кстати, данные о пробках формируются теми же приложениями, которые их запрашивают – типичный пример работы «коллективного разума»).

С позиционированием непосредственно связаны различного рода сервисы, осуществляющие поиск, например поиск по маршруту в Google или поиск кафе и ресторанов в Yelp или Chipotle.

Во многих отношениях позиционирование как подсистема Интернета ушло дальше всех в создании системного сервиса, открытого для сторонних приложений. Разработчики демонстрируют чудеса изобретательности, используя сервисы картографии в самых разных областях, от дополненной реальности до рекламы. (Этой теме была посвящена моя конференция Where 2.0 2005 года. Рынок картографии должны освоить все интернет-предприниматели, а не только гики от гео-чего-нибудь. Технологии, созданные в картографии, очень скоро будут применяться в очень многих областях.)

Потоки активности

Последнее время позиционирование используется для определения того, на что люди обращают свое внимание. Первоначально этот механизм раз разрабатывался с целью определения скоплений людей, но со временем он стал мощным рекламным ресурсом, позволяющим бизнесменам находить и вознаграждать своих наиболее постоянных клиентов. А сегодня эта концепция еще больше расширяется – ее все чаще используют для виртуального местоположения. Как написал как-то Джон Бателле: «Мое местоположение – коробка с хлопьями». (O’Reilly AlphaTech Ventures является инвестором Foursquare.)

Таким образом, перед нами слияние позиционирования с социальными медиа, порождающее концепции вроде Activity Streams (потоки активности). Те поставщики платформ, которые увидят эту связь и научатся ей пользоваться, будут в более выгодном положении, чем те, кто подходит к позиционированию с традиционных позиций.

Время

Время – это важное измерение любых служб, основанных на данных. По крайней мере, оно не менее важно, чем позиционирование, и его тоже повсеместно недооценивают. Потоки активности можно организовать в форме календаря, а можно и в форме графика; например, на графике курса акций можно связывать скачки цен с сюжетами новостей. Время можно использовать как фильтр для других видов данных (как Google измеряет частоту обновления при подсчете результатов поиска или как RSS-лента или поток социальной активности сортирует записи по времени публикации).

Парадигма «реального времени», будь то поиск в Twitter, функция «где я?» в навигации, автоматическое пополнение складских запасов в Walmart или мгновенное голосование на выборах, – это индикатор того, что будущее принадлежит тем, кто будет считать время не в секундах, часах и днях, а миллисекундах и даже микросекундах. Требование скорости станет важным фактором платформенных сервисов, и отдельным приложениям будет непросто за ними угнаться.

Распознавание голоса и изображений

В своей время я написал статью «Что такое Веб 2.0?», в которой рассмотрел, что Сеть как Платформа все больше и чаще строится вокруг данных пользователей и управляющих ими информационных служб. Так вот, с тех пор произошло одно очень важное изменение: сегодня все больше таких данных поставляется датчикам (мы с Джоном Бателле назвали эту тенденцию Web Squared).

С появлением смартфонных программ для распознавания изображений при сканировании штрих-кодов, обложек книг, альбомов и многого другого (например Google Goggles и программа Amazon для электронной коммерции), не говоря уже об игровых платформах вроде до сих пор не вышедшего проекта Natal от Microsoft и инновационных стартапов вроде Affective Interfaces, мы все явственнее понимаем, насколько важным компонентом интерфейсного инструментария разработчика становится компьютерное зрение. Уже сейчас есть неплохие специализированные пакеты компьютерного зрения вроде OpenCV, которые можно использовать локально для нужд робототехники, а также исследовательские проекты вроде DARPA Grand Challenge для машин-роботов. Однако применительно к смартфонам распознавание изображений и голоса – это все-таки облачная технология. В облаке есть и мощные вычислительные ресурсы, и колоссальные базы образцов данных для сверки. Picasa и Flickr больше не являются просто фотохостингами: теперь это мощные репозитории классифицированных визуальных данных, которые можно использовать для обучения алгоритмов и фильтрации результатов.

Государственные данные

Государственные органы уже давно, по крайней мере задолго до недавних инициатив вроде data.gov, являются важнейшими поставщиками данных для интернет-приложений. Практически все виды данных, будь то погода, карты, спутниковые фотографии, GPS-навигация, финансовые документы, информация о преступности и многое другое – все это играет важную роль в функционировании интернет-приложений. Сегодня государство является еще и получателем краудсорсинговых данных от граждан. Например, на сайтах FixMyStreet и SeeClickFix можно отправить в местную администрацию информацию о проблеме, которая требует решения: яма на дороге, граффити на стене, перегоревший уличный фонарь. Еще недавно запросы подобного рода перегружали электронную почту и SMS, но сейчас для этого все чаще используется протокол Open311.

Сейчас, с появлением огромного потока государственной информации, государство начинает постепенно осознавать себя поставщиком платформы, предоставляющим сторонним частным организациям инфраструктуру для создания собственных приложений. Идея государства как платформы – это смысловой центр моей концепции «Государство 2.0».

У Веб 2.0 есть огромный потенциал, который можно использовать в области государственных данных. Возьмем, к примеру, здравоохранение. Если бы государственная программа медицинского страхования включала в себя систему обратной связи о расходах и результатах, примерно как это реализовано в поисковой рекламе Google, представьте, насколько эффективней была бы вся система здравоохранения в целом.

Разработчик интернет-приложений должен быть последним глупцом, чтобы недооценивать ту роль, которую в развитии этих тенденций будет играть государство. Оно является одновременно и поставщиком информационных веб-служб, и их потребителем. Оно также является регулятором в ключевых областях, таких как конфиденциальность, ограничение доступа и коммерция на федеральном уровне.

А ЧТО ЖЕ БРАУЗЕР?

С одной стороны, я считаю некорректными утверждения, что браузер сам по себе является операционной системой и что такая система может быть реализована полностью в облачной инфраструктуре. С другой стороны, важно понимать, что контроль над фронтэнд-интерфейсами не менее важен, чем над бэкэнд-сервисами. Компании вроде Apple и Google, обладающие мощными облачными сервисами и сильными позициями на рынке мобильных платформ, ближе других к победе в платформенных войнах следующего десятилетия. Однако не менее критичен и браузер, а с ним и контроль над пользовательским интерфейсом ПК.

Именно поэтому так важны Apple iPad, Google Chrome OS и HTML 5 (плюс инициативы вроде Native Client от Google). Microsoft тоже не далека от истины со своей облачной концепцией «ПО плюс службы». Стэк полной операционной системы состоит из бэкэнд-инфраструктуры, подсистемы данных, описанных в этой статье, и мощных фронтэндов.

Apple и Microsoft в основном строят вертикально интегрированные системы, концепция Google состоит из двух компонентов: фронтэнд-интерфейсы на базе открытого ПО плюс проприетарные бэкэнд-сервисы. Однако все игроки так или иначе стремятся контролировать те фронтэнд-интерфейсы, которые дружественны к их проприетарным бэкэнд-системам.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Даже в самой развитой платформе ОС Интернета до сих пор нет многих концепций, знакомых по традиционным однокомпьютерным ОС. Где исполняемые файлы? Где управление памятью?

Я думаю, эти функции тоже появятся, только в каждой облачной платформе они будут свои. Инструменты вроде memcache и mapreduce – это приблизительные облачные эквиваленты виртуальной памяти и многозадачности традиционной ОС. Но это лишь начало. Вернер Воджелс в своей статье хорошо рассмотрел основные технические проблемы, отделяющие нас от создания операционной системы в масштабе Интернета. Есть и много других проблем.

Однако не менее ясно и то, что для построения высокоуровневой функциональности, необходимой для настоящей ОС Интернета, возможностей более чем достаточно уже сегодня.

Сможет ли операционная система будущего определять, когда и как собирать информацию о людях, какие приложения смогут получать к ней доступ и как они будут ей пользоваться? Сможет ли она автоматически синхронизировать данные между устройствами и приложениями? Сможет ли она делать перевод с одного языка на другой, конвертировать медиаданные из одного формата в другой? Сможет ли она прогнозировать, какие данные понадобятся тому или иному конкретному пользователю, и искать либо кэшировать такие данные? Сможет ли она чистить «мусор» не только из указателей памяти, но также из устаревших данных и спама? Сможет ли она проверять кредитоспособность пользователя перед проведением платежа или блокировать платежи от тех пользователей, которые нарушают правила пользования системой?

Перед талантливыми разработчиками сейчас стоит грандиозная перспектива – создание платформ, ориентированных в будущее, приближающих эпоху тотальной связности, порождающих приложения, исполняющиеся на любых устройствах при условии доступа к развитым источникам интеллектуальных и функциональных ресурсов. Число открывающихся при этом возможностей практически бесконечно. Будет много неудачных экспериментов, однако и много успешных, которые будут подхвачены множеством копий. Будет много слияний и поглощений, много отчаянной конкуренции между компаниями с разными сильными и слабыми сторонами.

Print Friendly, PDF & Email

Об авторе

Тим О'Рейли (Tim O'Reilly) – писатель, автор ряда бестселлеров по компьютерной тематике, основатель и генеральный директор O'Reilly Media, одного из крупнейших в мире издательств компьютерной литературы. Основатель Safari Books Online и O'Reilly AlphaTech Ventures, член совета директоров CollabNet и MySQL AB, бывший член совета директоров Macromedia. Личный сайт: radar.oreilly.com.
  1. SashaKrasnoyarsk
    1 апреля 2010 в 05:21 | #1

    Довольно интересно, спасибо!
    +1

  2. Savur
    1 апреля 2010 в 11:02 | #2

    большое спасибо, любителям ИТ новостей думаю есть что для себя взять.

  3. andsht
    5 апреля 2010 в 20:22 | #3

    Очень интересно спасибо.

  4. Алексей Л
    10 апреля 2010 в 13:54 | #4

    Спасибо за труд — очень интерсно!

  5. Smaper
    11 апреля 2010 в 17:21 | #5

    Спасибо за труд – очень интересно!
    Нифига текста то написали :-). Операционная система интернета. Linux рулит, что тут еще писать расписывать.

  6. Александр
    13 апреля 2010 в 00:03 | #6

    Да,много интересного и полезного текста. Автору респект

  7. Kings
    13 апреля 2010 в 06:42 | #7

    Прям картина из какой-то фантастики, наверно ближе к матрице, скоро будет один «большой» компьютер, который будет всё про всех знать

  8. Darya
    20 апреля 2010 в 10:09 | #8

    Да, время течет, меняется все! Вспомните, буквально лет 10 назад интернет был дорогим и не совсем распространенным явлением. теперь он есть в каждом третьем доме !

  9. Дмитрий
    25 апреля 2010 в 07:42 | #9

    Спасибо бы интересно прочитать, ели осилил. Для меня «ОСИ» представляется вроде небольшого деваиса который можно подключить к телевизору и т.п. То есть там поидее должна быть ось которая будет обеспечивать только все сетевые взаимодействия. Так сказать браузер-ось. В принципе через какое то определенное время, вся информация и весь компьютер будет хранится где то там. Компьютер будет представлять из себя монитор и периферию(мышь, клава) плюс модем. Включаешь модем и загружается операционная система со всеми программами и приложениями, класс.

  10. Александр
    26 апреля 2010 в 17:51 | #10

    Спасибо за статью, очень интересная

Страницы комментариев
1 2 1659

Spam protection by WP Captcha-Free